443

Пробили брешь изнутри: 30 лет открытию Владивостока

Сюжет Открытие Владивостока

20 сентября 1991 года президентом Борисом Ельциным был подписан указ об открытии Владивостока. После 40 лет почти крепостного положения секретной зоны ВМФ город получил свободный статус. Газеты восторженно писали о том, как глава государства - на волне собственного триумфа - приехав в Приморье в августе 1990 г., встретился с учёными ДВО РАН. На  вопрос -  доколе городу жить без перспектив, за занавесом, ответил: «Будет вам открытый город! Дайте только срок». Вспоминают, как Ельцин раздавал народу множество обещаний, в которые все верили.

Мы начинаем цикл публикаций, в которых рассказываем как это было, и как решение об открыти и Владивостока повлияло на дальнейшую судьбу региона.

Строго говоря, де-факто город стал открытым гораздо раньше - в 80- годы, в эпоху начавшейся перестройки и гласности.  Волею судьбы инициатором проекта явился ведущий экономист региона Юрий АВДЕЕВ. В интервью с корреспондентом «Аргументы и факты-Приморья» он поделился эксклюзивными воспоминаниями.

БЛИЗКИЙ, НО НЕДОСТУПНЫЙ

 - Юрий Алексеевич, про знаменательное событие местные газеты писали так: «Ельцин на Светланской напился квасу и открыл Владивосток». Разве всё свершилось в один миг, благодаря великодушному жесту Бориса Николаевича?

 - По историческим меркам один год действительно миг: в девяностом - квасу попил, а в 1991 указ подписал. Но стоит напомнить предысторию. Когда Хрущёв мечтал  превратить Владивосток в Сан-Франциско, думаю, он понимал, что в режиме закрытого города этого не сделать. Или Брежнев в 1974 г, собираясь встречаться с президентом США, искренне желал видеть город открытым. Но и он вынужден был пойти на компромисс с теми, кто этому противился, и принимать гостя в районе Санаторной.  Даже Горбачёв в 1986 г. громко заявлял идею открытия города, которую с ним обсуждал партийный руководитель Приморья, правда, быстро об этом забыл. Так что и Ельцин за год мог запамятовать о своём обещании. Но были и другие события, процессы, которые, думаю, стали спусковым механизмом принятого решения.

Помню, в 80-е годы под эгидой ЦК ВЛКСМ в Находке проходили международные форумы, в которых участвовала молодёжь из разных стран. На один из них пригласили широко известного болгарского яхтсмена Дончо Папазова, которому очень хотелось попасть во Владивосток. «Это же совсем рядом!» - говорил он.  Официально оформить разрешение признанному во всём мире спортсмену не смогли, провезли нелегально. Почему этого нельзя было сделать, не нарушая установленного порядка, я понял, когда захотел пригласить к себе маму из Донбасса. На оформление документа ушло около двух месяцев.

А по факту Владивосток открылся в 1989 г. За тот год здесь побывало по разным линиям около 1 200 иностранных делегаций!  К августу 90-го года, когда  Ельцин приезжал попить квасу, в городе состоялось более 700 встреч с иностранными гостями.

Наиболее заметными и массовыми посещениями того времени стали приход канадского и американского военных кораблей; приезжала чехословацкая промышленно-торговая делегация; состоялась австралийская выставка, в которой участвовало около 30 фирм. На теплоходе «Русь» во Владивосток прибыло более двухсот японцев: в составе той делегации было 40 крупных промышленников, намеревавшихся установить деловые контакты с предприятиями города. Среди них был миллиардер-бизнесмен Сосакава, его с благодарностью принимал Горбачев  за 37 млн. долларов, которые тот пожертвовал на ликвидацию последствий аварии Чернобыля. А вот во Владивостоке его тогда не заметили, не было ни опыта, ни соответствующей структуры.

ДВАЖДЫ ПРЕВЫШЕНИЕ ПОЛНОМОЧИЙ 

- Какую роль в официальном решении об открытии города сыграла ваша личная инициатива?

 - В начале сентября 1990 г. во Владивостоке состоялось грандиозное международное событие - форум стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Советскую делегацию возглавлял министр иностранных дел Эдуард Шеварднадзе. Выступая с трибуны форума, он заявил о том, что перспектива открытия города относится к 1993-96 годам. Другими словами, ещё нужно как минимум ждать три года! Я сидел в первом ряду напротив трибуны, и меня это сообщение сразило наповал. К тому времени я уже полгода был заместителем председателя городского Совета народных депутатов, и часто приходилось сталкиваться с необходимостью решать вопросы приёма очередной делегации. И что, всё это время предстоит искать обходные пути? Вернувшись вечером домой, я просто написал проект Городского Совета об открытии города Владивостока. На ближайшей сессии 19 сентября, решение было принято практически единогласно.

Понятно, что это решение выходило за рамки компетенции Совета. С другой стороны, история освоения Дальнего Востока свидетельствует о том, что только благодаря инициативе здесь на месте, реализуются те проекты, которые обеспечивают развитие этой территории. Разве не вопреки воле столицы России Николай Муравьёв прирастил к ней территории южнее Амура, и разве не по его инициативе пустынное и безлюдное место было названо: Владеть Востоком? Или, разве не благодаря энергии и энтузиазму Геннадия Невельского, вопреки предписаниям сверху, был пройден Татарский пролив, доказано, что Сахалин остров? 

- Городской Совет тогда состоял из демократически настроенных личностей, не так ли?

- Да, тогда в 1990 г., пожалуй, впервые за многие десятилетия был избран Совет народных депутатов, в который вошли инициативные, неравнодушные, жаждавшие перемен горожане. Напомню, город в то время - это 200 избирательных участков, городской Совет - две сотни человек. На каждом участке выдвигалось от трёх до десяти и более человек. Да еще в каждом из пяти районов города - свои депутаты, сегодня трудно оценить какой энергией обладала эта масса горожан.   

По своему составу Горсовет был уникальным – 27 руководителей разных рангов: транспортники, строители, представители коммунальных служб, 4 юриста, 16 врачей, 18 педагогов, 16 военнослужащих, моряки, рыбаки, капитаны, 36 рабочих разных специальностей, 11 сотрудников органов внутренних дел, 2 прокурора, 35 инженерно-технических работников, 4 журналиста, 12 представителей науки, студент ДВГУ, настоятель церкви. Почти поровну члены КПСС и беспартийные.

Вот этим составом и было принято решение об открытии города. И это происходило на фоне слома политической системы, изменившихся отношений между местным самоуправлением, исполнительной и законодательной властями.

 - Как развивались события после принятия решения об открытом городе на уровне городского совета?

- Понятно, принимая решение об открытии города, нужно было найти документ, согласно которому город когда-то закрывали. Но ни в городе, ни в крае такого документа в то время не нашли. Более того, его не нашли и в Верховном Совете РСФСР. Достаточно вчитаться в текст Указа Президента РCФСР от 20 сентября 1991 года № 123, чтобы понять, как незатейливо обошли такую неприятность. Формулировка первого пункта Указа была следующей: «Приостановить действие пункта 4 Перечня городов и районов СССР, закрытых для посещения иностранными гражданами, утвержденного постановлением   Совета Министров СССР от 8 декабря 1990 г. N 1233-164, в отношении г. Владивостока и разрешить проживание иностранных граждан в этом городе». То есть, не важно, когда и по каким мотивам был закрыт город, достаточно было просто вывести его из «свежего» решения Совмина СССР, что, строго говоря, было ровно таким же превышением полномочий, как и решение нашего городского Совета.

Одна из первых американских делегаций во Владивостоке.Но на тот момент для нас важнее было то, что наше решение поддержал краевой Совет народных депутатов. Вместе с председателем Волынцевым мы отправились в Москву в Верховный Совет РСФСР, где в «Белом Доме» нас приняла Светлана Горячева, как заместитель председателя. Она отнеслась к идее заинтересованно, представила нас тем, кто позже вошёл в состав комиссии по подготовке города к открытию. Комиссию возглавил известный в то время депутат Верховного Совета майор В. Лопатин, и работа завертелась. Уже в июле 1991 года комиссия в полном составе 35 человек, собралась во Владивостоке с докладом о готовности различных служб к открытию города. Несмотря на бодрые рапорты военных о том, что со своей стороны они сделали всё, тем не менее, заключительный протокол 15 из них отказались подписывать. В результате документ «завис», и, думаю, что, если бы не события августа 1991 г., вряд ли он был реализован.  

Продолжение следует...

Кстати:

Первым иностранным судном, которое зашло во Владивосток, был сухогруз «Хау Чжиян» под вьетнамским флагом, зафрахтованный южнокорейской фирмой. Он шёл из Японии для загрузки во Владивостоке металлических болванок с последующей доставкой в Пусан. Президент судовой компании, узнав, что его судно первым «откроет» закрытый порт, немедленно вылетел во Владивосток.

 

Юрий Алексеевич Авдеев

экономист и демограф, общественный деятель, директор Азиатско-Тихоокеанского института миграционных процессов, ведущий научный сотрудник Тихоокеанского института географии ДВО РАН. Кандидат экономических наук.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах