aif.ru counter
410

Владимир Раков: Мусор в морских акваториях Приморья убирать некому

АиФ-Приморье №34 19/08/2015
Пластиковый мусор - самый вредный.
Пластиковый мусор - самый вредный. © / Татьяна Вшивкова / Из личного архива

К развитию Дальнего Востока предъявляют всё больше требований. Но каждый масштабный проект требует детальной проработки не только экономической перспективы, но и экологической безопасности.

И хотя в последнее время к предложениям защитников природы власть начинает прислушиваться, проблем сохранения окружающей среды меньше не становится. Ещё в апреле, например, полпред Юрий Трутнев выразил крайнее возмущение состоянием Амурского залива. Стал ли залив  с тех пор чище? Увы. Хотя акции по очистке прибрежных и морских акваторий в регионе проходят всё чаще. Как считает Владимир Раков, главный научный сотрудник Тихоокеанского океанологического института ДВО РАН, этого недостаточно.

Кто хозяин?

Елена Жукова: - Партия «Зелёных», десятки общественных организаций, волонтёры. Армия борцов за чистоту окружающего пространства растёт, а морская акватория чище не становится… 

Владимир Раков

Владимир Раков: - Чем занимаются так называемые «зелёные», для меня большая загадка. Есть, конечно, объединения, которые серьёзно работают в этом направлении. Очищают морские акватории, но чаще в районе пляжей. Чистят не глубже двух-трёх метров. А если неожиданно обнажить дно Амурского залива или бухты Золотой Рог, получится впечатляющая свалка. Видел сам, и водолазы показывали фотографии, чего только нет на дне! Там и кранцы из автопокрышек, и большие резиновые баллоны, и немереное количество банок и бочек из-под краски. Железяки, капроновые верёвки, бутылки, старые штиблеты… Это помойка, которую никто не чистит. Только если у причалов становится мелко и днища судов начинают цеплять за мусорные кучи, проводят углубление дна, но это случается редко, раз в 10-20 лет. Мусор с грунтом вывозят в район мыса Ахлёстышева у острова Русский. Это самая крупная морская свалка в районе Владивостока, где недавно аквалангисты нашли даже самолёт, затонувший в годы войны. 

- А кто несёт ответственность за состояние приморских акваторий?

- Главы городов и районов отвечают за чистоту только в пределах береговой черты, а там, где плещутся волны, - собственность федеральная. По идее этот вопрос должна регулировать Москва. На самом деле мусор убирать некому. Федеральные власти не организовали соответствующие службы. Допустим, во Владивостокском порту работают несколько мусоросборщиков, но они собирают грязь только с поверхности воды. Это небольшие суда, старые по сроку эксплуатации, построенные ещё в советские времена. У нас нет законодательной базы, которая позволила бы местным властям чувствовать себя хозяевами на прибрежных морских акваториях. Хотя бы портовые акватории, которые прилегают к городам и посёлкам, отдали муниципалитетам.

Ликвидация разлива нефти в Хасанском районе. Фото: Пресс-служба администрации Приморского края

- Какого рода загрязнения особенно вредны для морских обитателей?

- В тихую погоду с Золотого моста хорошо видны нефтяные пятна, крайне опасные для всего живого. Лишь одна нефтяная капля разливается в бухте на несколько квадратных метров, затрудняет проникновение кислорода, нарушает обмен между воздушной и водной средой. Нефтепродукты содержат примеси тяжёлых металлов, ядовитые для живых существ, не каждый планктонный организм это выдержит, не говоря о рыбах. А водоплавающие птицы? К примеру, чайки не способны очистить перья от нефтепродуктов, они не могут взлететь и погибают. Проблема - как и куда нефть утилизировать. Свалить в море такой груз по всем существующим нормативам нельзя.

- Говорят, что прибрежная зона у нас совсем «убитая».

- Чистая фауна заменяется той, которая приспособилась жить в грязной воде. Рыбы, трепанги, особенно чувствительные гребешки, мидии, устрицы исчезают, появляется больше червей, полипов, медуз. У нас сотни видов, внесённых в международную, российскую и краевую Красные книги. Беспокоит, например, будущее популяций ларги - кольчатой нерпы, колоний чаек, сельди, которая уже и не заходит на нерест в Амурский залив. Много вопросов, ответы на которые я пока не получил.

Экологические маяки

- Что-нибудь изменилось с созданием при администрации края Общественного экспертного совета по экологической безопасности?

- В последние годы учёных активнее привлекают к участию в международном форуме «Природа без границ». Так, одно из его решений касалось угольных портов, есть постановление, подписанное губернатором. Сегодня в Приморье запрещается проектирование и строительство угольных терминалов и портов открытого типа. Они пылят, наносят колоссальный вред окружающей среде и людям. Но тысячи тонн угля переваливать на берегу необходимо. Иногда, в сезон штормов, его накапливается большое количество, и, чтобы он не возгорался и не взрывался, уголь нужно перелопачивать. Сегодня проектировщики портов пытаются внедрять технологии пылеподавления, оросительные системы. Порт на мысе Астафьева под Находкой уже проектируют закрытым, уголь будет здесь накапливаться в больших цилиндраххранилищах, а затем загружаться на судно. Как видите, проблема хоть и медленно, но сдвигается с мёртвой точки. 

После выбросов рыбзавода, прибрежные камни изменили свой цвет. Фото: Из личного архива/ Евгения Евтушенко

- Как повышать авторитет учёных?

- На Дальнем Востоке нет специального института экологических проблем, разве что в Хабаровске - институт водных проблем, но и там занимаются исключительно Амуром. Во многих крупных регионах существуют институты, специалисты которых ведут детальный контроль за состоянием окружающей среды и проводят исследования антропогенного воздействия на неё. Возьмём уровень загрязнения атмосферы. У нас этим занимаются в институте гидрометеорологии, но не так регулярно и детально, как хотелось бы. Наблюдения непостоянны, их результаты не публикуются для всех. Например, в Японии для автомашин на светящемся табло указывается уровень загрязнения данного района, количество углекислого, угарного газа, и ты принимаешь решение, закрыть окна в машине или поехать по другой дороге. У нас такого нет, прогнозы крайне ограничены. Но подобная информация должна быть постоянной, доступной и подробной.

Культура поведения

- Что делать, чтобы мусора вокруг стало меньше?

- Его можно не производить. Во многих странах уже отказались, например, от полиэтиленовых пакетов. Ведь это канцерогены, их нельзя использовать для пищевых продуктов, это влияет на состояние здоровья, а мы продолжаем покупать мешки пачками. Нужно учесть, что и качество мусора у нас изменилось. Раньше собирали макулатуру, металлолом, тряпки, сдавали стеклянную тару, а сегодня везде и всюду валяется неразлагающийся пластик. Одна лишь выброшенная батарейка на несколько квадратных метров загрязняет пространство тяжёлыми металлами. Да, появились контейнеры по раздельному сбору и утилизации мусора, но их мало, и часто их вовремя не вывозят.

- Может быть, всё зависит от каждого из нас?

- Многие под понятием «экология» подразумевают, что это касается наведения порядка. Но это культура поведения человека. А как нужно поступать, чтобы природная среда сохранялась? И если одну морскую звезду можно собрать, засушить, то с другим видом лучше этого не делать, потому что он редкий в регионе. Так, в Амурском заливе попадаются рапаны (род хищных брюхоногих моллюсков. - Прим. авт.) или раки-богомолы - они занесены в Красные книги и находятся на грани исчезновения, а отдыхающие их уничтожают. К сожалению, в этом плане у нас народ безграмотный. Нужна серьёзная просветительская работа.

В такой грязной воде не то что купаться - подходить близко не хочется. Фото: Из личного архива/ Евгения Евтушенко

Досье 

Владимир Раков. Родился во Владивостоке в 1948 г. Окончил биофак ДВГУ. Работал в Тихоокеанском научно-исследовательском институте рыбного хозяйства и океанографии - ТИНРО, последние 10 лет - главный научный сотрудник Тихоокеанского океанологического института ДВО РАН. Профессор кафедры биоразнообразия и морских ресурсов ДВФУ. Входит в состав рабочей группы координационного совета по проблемам экологии края, общественного экспертного совета по экологической безопасности и воспроизводству биоресурсов при губернаторе Приморья. Доктор биологических наук. Женат, трое сыновей, пятеро внуков и один правнук.  

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах