aif.ru counter
524

Без поддержки государства, форты Владивостока ветшают и рушатся

Форт №12 на острове Русский.
Форт №12 на острове Русский. © / Анастасия Есауленко / АиФ

Форт №1, пусть и поздно, но всё же стали беречь. В декабре 2013 года «чёрные металлисты» успели вывезти оттуда установленные с царских времен двери и потолочные противооткольные швеллеры. Эти металлические предметы представляют огромную историческую ценность, потому что больше нигде не сохранились.

Другие форты постигла более печальная судьба – в большинстве своём (кроме тех, что отдали музеям) они стоят никому не нужные. Всё мало-мальски ценное оттуда уже вывезено, остались лишь голые стены и   захламленные мусором помещения. И хотя пройтись по подземельям Владивостока теперь может любой желающий, ежегодно о фортах множатся легенды, рассказывающие о коварных ловушках, криминале и призраках. Отделить правду от вымысла решили корреспонденты «АиФ-Приморья» Светлана Храновская и Анастасия Есауленко.

Алтарь, кроссовки, пачка кофе

- Главное, чтобы сейчас вон те товарищи не ехали прятать тело. А то еще станем случайными свидетелями, они и нас пришьют, - кивая на впереди едущую машину, мрачно шутит наш рулевой Сергей.

- Криминальные это места. Прошлой зимой, когда мы ездили в форт, рядом с входом внутрь стояла сожженная легковушка, - продолжает тему фотограф Анастасия.  

Время постепенно превращает форт в руины. Или часть пейзажа. Фото: АиФ / Анастасия Есауленко

Мы едем по лесной дороге. Слева и справа стоят голые исхудавшие от зимы деревья. Под нами колдобины. Дно машины периодически «чешется» о камни. Впереди нас – белый микроавтобус, который после шутки водителя выглядит как-то подозрительно: номера заляпаны грязью, а стекла - затонированы. 

- А что, часто в фортах трупы находят? – чувствуя, как холодок пробежал по спине, спрашиваю я.

- А какие? Если ты про человеков, то не очень, хотя и бывают случаи. А если ты про живность домашнюю, то часто, – Сергей резко дергает руль, уводя машину от очередной колдобины. Стоящие на обочине деревья, как в фильме ужасов потянули к нам свои ветви. Впрочем, это был лишь порыв ветра.

- Я прочла недавно, что в фортах устраивают целые кладбища для домашних животных.

- Да, - подтверждает Сергей. - А где еще людям своих любимцев хоронить. 

Форт мог долго противостоять врагу, но его разрушили свои же. Фото: АиФ / Анастасия Есауленко

Пока я обдумывала ответ Сергея, мы, ломая сухие ветки, подъехали к первой нашей точке. Перед нами вылезшая из-под земли глыбина с широким проемом. Около минуты мы просто стоим и смотрим на форт №12, что на острове Русский. 

Справка
Форт № 12 — «Форт Великого Князя Владимира Святого». Расположен на о.Русский на горе Ахлёстышева (высота 100,9). Строитель и проектировщик — военный инженер капитан Ф.Д.Шабанов, достраивали форт в 1917 году — военный инженер капитан Н.Н.Шелавин, а после генерал-майор А.Л.Фёдоров. Рассчитан на роту пехоты; две 3-дюймовые противоштурмовые и шесть 3-дюймовых скорострельных пушек. В советское время форт частично использовался как склад боеприпасов, в том числе и для Ворошиловской батареи; как радиотехническая батарея.

- Так, разбираем «светлячки», – Сергей дает нам с фотографом по фонарику.

Мы шагаем во тьму давно покинутого форта. Фрагментарно, подсвечивая себе под ноги, осматриваем стены, полы и потолки. Кажется, что здесь недавно кто-то подметал.

Да здесь как-то даже чисто, - из-за темного угла появляется Сергей. - Этот форт я бы назвал туристическим: ни пустых бутылок, ни окурков. Обычно все выглядит иначе. Нам повезло.

Без фонарика пройти по форту практически невозможно. Фото: АиФ / Анастасия Есауленко

Из признаков прошлого остались только массивные стены, возведенные в начале прошлого века, и облупившаяся зеленая краска, нанесенная на эти стены во времена СССР. Больше ничего нет. Лишь голая пустота. 

Мы идем по широкому прямому коридору с полукруглым сводом выше человеческого роста. Слева и справа расположены комнаты. Заходим в одну из них. 

- Ребят, мне кажется или это кости кошки? - окликает нас Настя.

Мы подходим. В углу находится подобное прямоугольному колодцу сооружение, выложенное из белого  кирпича. Колодец мелкий, сантиметров сорок в высоту.  

Внимательно рассматриваем находящееся там и сходимся во мнении, что эти кости и  черепушка когда-то мяукали.

Впечатлительным не смотреть! А кошку жалко. Фото: АиФ / Анастасия Есауленко

- Это, скорее всего, осталось после сходки сатанистов, - предполагает Сергей. - Они часто приходят в такие места. Проводят свои ритуалы с приношением в жертву четвероногих.   

Внезапно до нас доносится далёкое эхо мужского голоса. От чего мурашки пробегают по коже.

- Кто это? - спрашиваю я, предательски дрогнувшим голосом. 

- Тихо! Давайте помолчим, - Сергей прислушивается. 

Слегка согнув колени, он двигается к выходу в коридор. Машет нам, чтобы шли за ним. Выходим. Снова слышны звуки. Впереди, в метрах 20 от нас появляется глаз фонарика. Посветив нас, внезапно исчезает.

Никогда не знаешь - кто там, в конце коридора. Фото: АиФ / Анастасия Есауленко

Мы напрягаемся, но любопытство пересиливает страх, поэтому скопом лезем вслед за исчезнувшим фонариком в темень и неизвестность.

В одном из коридоров мы наткнулись на старинный деревянный алтарь, изъеденный временем. Совсем недавно здесь были люди, потому что на алтаре закреплена еще не запыленная икона Архангела Михаила. По выступам дерева разложены блестящие монеты, а внизу лежат два подсохших мандарина. Вот откуда такая чистота и следы подметания.  

Ничто не задерживало нас в лабиринтах форта так надолго, как этот алтарь, непонятно как появившийся здесь. Завороженные, мы стояли перед ним. Наверное, случайный прохожий решил бы, что мы пришли сюда помолиться.

Икона смотрится среди хаоса как какое-то чудо. Фото: АиФ / Анастасия Есауленко

Мы бы так и стояли возле ярко-синей иконы, если бы не вышедший из транса раньше нас с Настей Сергей.

- Всё, хватит тут стоять, пошли к выходу. 

Пройдя метры мрачных коридоров, мы оказываемся возле выхода в лес. Погасив фонарь, я, тем не менее, замечаю на полу чьи-то вещи: джинсы, пара кроссовок и пустая пачка из-под корейского кофе с обугленными краями. Все покрыто крошкой штукатурки. 

- Скорее всего, это ночлег бомжа, - отвечает на мой молчаливый вопрос Сергей. - Форты, ведь заброшены, так что бродяг здесь никто не гоняет, вот и облюбовали место. 

Мы выходим на улицу, где нас снова встречает белый микроавтобус, вокруг которого скачет девчушка на потеху дедушки и бабушки. Я с облегчением выдыхаю тревогу.   

Надпись у входа в форт №12 говорит о том, что этот объект подлежит государственной охране. Только самой охраны не видно. Фото: АиФ / Анастасия Есауленко

«Да какие призраки? Это пыль»

Мы едем к следующей точке - форту №11, который носит имя Великого князя Святослава Игоревича. 

- Форт специально был спроектирован и расположен в южной части острова Русский (севернее мыса Тобизина), чтобы не дать высадиться десанту противника, - рассказывает наш проводник и, по совместительству, гид Сергей. - Построен форт по облегченной конструкции, которая, тем не менее, способна выдержать обстрел из корабельных крупнокалиберных орудий на дальних дистанциях, или из среднего калибра, если с суши.

Здесь даже кое-где сохранились двери. Фото: АиФ / Анастасия Есауленко

Сам Сергей впервые побывал в фортах, в 12-летнем возрасте. Подросткам была интересная каждая мелочь в заброшенной владивостокской крепости. Однажды они так заигрались в следопытов, что домой возвращаться было уже поздно. Вот и решили заночевать внутри крепости.

- Мы в тот день приехали в форт на мопедах. Сначала катались и веселились, потом полазили по форту, а когда собрались домой, обнаружили, что у нас заканчивается бензин. Тут, как на зло, начался ливень. Вот и решили заночевать. Сразу скажу, призраков не видели, – смеется Сергей

- А спать было не холодно? – спрашиваю я.

- Так мы нарвали не успевшей намокнуть полыни, накидали на бетон, на ней и спали.

- А родители как отреагировали на вашу ночевку в форте? – спрашивает Настя.

- Они, кажется, так и не узнали об этом, - улыбается Сергей.

Вокруг Владивостокской крепости, как и вокруг других подобных мест, ходят слухи о призраках. Их,  по утверждениям средств массовой информации, можно зафиксировать на камеры и фотоаппараты. Сергей рассказывает, что он недавно видел передачу по «РЕН-ТВ», посвященную мистике нашей крепости. Молодой человек смеется:

- Да какие призраки? Это же просто пыль летает и пар изо рта идет, а камера-то чувствительна к этому всему, особенно в темноте. А знаете, что еще говорят по телевизору?

- Что? – хором спрашиваем мы.

- А то, что все, кто посещает форты, теряется во времени, - Сергей, заметив, как синхронно мы с Настей глянули на часы, начинает хохотать.

На подземных этажах форта не только мрачно, но и холодно. Фото: АиФ / Анастасия Есауленко

Мы подъехали. Следующий форт как будто врос в сопку. Здесь уже не так чисто: среди пыли валяются окурки и пустые бутылки из-под пива. Передвигаться стало сложнее - бетонные куски потолка обвалились на пол, двигаясь по ним, мы чуть не переломали ноги. 

- Наверное, солдатики взрывами баловались, - говорит Сергей, перепрыгивая с островка на островок, - они это дело любят. 

Проходы в этом форте в два раза уже, чем в предыдущем. Вдоль всего коридора тянутся комнатушки - в советское время здесь выложили стену из белого кирпича. Большая часть маленьких помещений завалена тем, что упало с потолка. На удивление сохранилось много проводов и розеток, покрытых толстым слоем ржавчины.  

- Всё, что можно было сдать на металлолом, давно растащили. А эти провода, - рассматривая стены с потолком, говорит Сергей, - стоят копейки, поэтому их и не тронули. 

Провода стоят копейки, поэтому их и не тронули. Фото: АиФ / Анастасия Есауленко

Хищения металла из фортов проходило без огласки до того момента, как в декабре 2013 года кто-то проник в форт №1 и унес оттуда около 10 тонн металлоконструкций. После того случая народ зашевелился и стал чаще говорить о том, что крепость - это наш исторический памятник. Власти края даже собираются создать отделение Российского военно-исторического общества и специальный фонд, которые будут заниматься возрождением Владивостокской крепости. Это, конечно, хорошо. Только остается один вопрос: почему об этом начали заботиться только после нашумевшего инцидента, а не раньше? 

Попетляв в темноте еще немного, мы нашли длиннющую лестницу, которая вывела нас на улицу в искусственный овраг. 

Комментарий:

- Многие форты были брошены те так уж давно, в конце 90-х, начале 2000-х. Не смотря на прочность стен, сооружения требовали ежегодного ухода, который стоил немалых денег, - рассказал Вадим Наумов, проходивший военную службу на одном из фортов Владивостока. - Мы каждую весну заливали гудроном крышу форта, которая одновременно служила задней стеной бруствера. И всё равно, стены внутри помещения были постоянно влажными. Чтобы предотвратить распространение грибка приходилось их обогревать электрическими радиаторами. При длине коридора с полкилометра, представляете, сколько уходило на это электроэнергии? Плюс денежное и прочее довольствие военнослужащим. Армия и флот сокращались, вот и оборонные сооружения и побросали. Хотя, мне очень жаль, что форты просто бросили, а не передали музеям. Есть много интересного, что можно было бы о них рассказать.

Место для свиданий

К следующей нашей точке мы идем по верху крепости. Читаем надписи, оставленные солдатами на бетоне в пятидесятые годы прошлого столетия. Из входа в форт, находящегося под нами, выбегает парочка. Мы удивленно переглядываемся.

- Очень романтичное место для свидания, – произношу я.

- Ой, это нормально для таких мест, - говорит Сергей. - В фортах часто можно найти средства контрацепции. 

Парочка убегает, не обращая на нас внимания, мы спускаемся и входим вовнутрь. 

Здесь еще грязнее, чем в двух предыдущих фортах. Да и помещений меньше. Зато призраков прошлого больше.

- Эти помещения были, скорее всего, предназначены для отдыха солдат, - рассказывает Сергей. - Вот в этом коридоре много маленьких комнат. 

Даже сейчас, спустя много лет, можно восстановить некоторые картинки прошлого. На полу одной из ряда одинаковых комнат мы нашли деревянную вешалку для верхней одежды. Здесь действительно могли отдыхать солдаты. В комнате напротив прямо в стену встроен деревянный стол. Время его, конечно, изрядно потрепало, но не уничтожило полностью. Здесь, наверное, изучали карты и чертили схемы. 

Когда-то за этим столом военные чертили свои карты. Фото: АиФ / Анастасия Есауленко

- Там что, кровать? – из другого коридора доносится голос фотографа.

- Сейчас посмотрим, – догоняя свет фонарика, Сергей и я идём на разведку.

В небольшой сквозной комнате стоит сгоревший диван, а точнее, оставшийся от него каркас. Расположение у него странное: прямо на проходе. Мы долго рассматриваем непонятно как очутившийся здесь предмет мебели. 

- Черт его знает, откуда он тут оказался, – удивляется Сергей.

В углу комнаты я нашла очередную кучку брошенной мужской одежды. Видать, мы нашли еще одно пристанище бездомного человека. 

- Фу! Как так можно! – светя себе под ноги, распаляется наш фотограф. - Я только что стояла на мертвой кошке. Пошлите скорее отсюда. 

Наткнувшись на брошенные вещи, радуешься, что это не останки человека. Фото: АиФ / Анастасия Есауленко

Мы выбираемся на улицу. Глаза щурятся от яркого света. Сергей собирает фонарики в свою походную сумку. Напоследок молодой человек предлагает нам посетить еще один, по его словам самый криминальный, форт, но мы пасуем - на сегодня впечатлений достаточно. Не переставая обсуждать увиденное, через лес идем к машине. Конечно, за один день всех секретов Владивостокской крепости не раскроешь, но общая картина ясна - некогда защищавшие город фортификационные сооружения теперь сами нуждаются в нашей защите.

Мнение эксперта:

- Возникший вокруг крепости ажиотаж я бы не стал связывать только с инцидентом на форте №1, просто так сошлось и пошло по волне, - считает Святослав Булавко, член военно-исторических клубов «Владивостокская крепость» и «KFSS». - Общественность подняла шумиху в интернете, ситуация, как это обычно бывает, получила огласку, закрутились колёсики охранных и надзорных органов - властям надо было отреагировать.

А основа нынешних разговоров о важности и нужности крепости больше связана с текущей передачей крепостных объектов из федеральной собственности в муниципальную. Начинают раскручиваться планы по восстановлению и реставрации, подбиваться сметы на это дело. Естественно это нужно правильно подать, чтобы было понятно, куда и зачем пойдут деньги из бюджета - на развитие будущего туристического комплекса, «изюминки» города. К сожалению, не все объекты крепости паспортизированы, поэтому только часть из них может получить вторую жизнь. Остальным придется ждать своей очереди. 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах