Примерное время чтения: 8 минут
775

Верёвки с банками. Ветеран погранслужбы о том, как менялась охрана границы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21. АиФ-Приморье № 21 24/05/2023
Несмотря на все современные системы охраны, наряды пограничников ничем не заменить.
Несмотря на все современные системы охраны, наряды пограничников ничем не заменить. пресс-служба ПУ ФСБ по Волгоградской области

По статистике, 60-65% нарушителей госграницы задерживают при помощи служебных собак. Даже сегодня. Перекрыть электроникой всю протяжённость границы невозможно. Так что и сейчас без наряда и дозоров – никуда.

Что такое граница для государства? В чём отличие в охране во времена СССР и сегодня? Нужны ли собаки во времена электронных систем? И можно ли дойти пешком до Америки?

На эти другие вопросы ответил полковник пограничной службы в отставке, председатель Совета ветеранов Виктор Дмитриевич Рудяк.

Граница – барометр

Александр Колегов, vl.aif.ru: Виктор Дмитриевич, как вы попали в погранвойска?

Виктор Рудяк: Когда нас призывали на срочную службу, я даже не знал, что такое пограничные войска. На призывном пункте увидел военных в зелёных фуражках – пограничников. Стало интересно. Начал спрашивать – где служба, какая, что там и как? Ответили – узнаете, когда приедете на границу.

– Где вы начинали службу?

– Служба началась в 1956 году в сентябре. В Закавказье недалеко от Ленинакана. Это высокогорный район, порядка трёх тысяч метров над уровнем моря. Там было пять застав, я служил на первой.

– Это был спокойный участок в то время?

– Граница – своего рода компас. Барометр погоды. Какова международная обстановка, такая же обстановка на границе. Закавказье в то время было очень ответственным участком на границе. Плотная охрана. На нашей заставе было не менее 50 бойцов на участок протяжённостью всего 38 километров. Это говорит о серьёзности подхода к охране границы именно там.

– А были причины держать такие серьёзные силы?

– Нарушения границы были. Было задержание агента Мороз, которого запускали на стыке 2-й и 3-й застав. Сначала должны были сделать это в Чёртовом ущелье. Но потом взяли его в несколько другом месте.

Во время службы была ещё история с задержанием группы нарушителей Кудрявцева, выброшенных с парашютами на нашу территорию с целью сбора сведений о расположении наших войск вблизи госграницы.

– После Закавказья вы служили на севере. Потом – на Дальнем Востоке. Это ступени карьерной лестницы?

– В 1958 году я поступил в Московское пограничное училище. Закончил его в 1961 году и служил до мая 1963 лейтенантом в Тихоокеанском пограничном округе на Камчатке, в Тиличиках. Потом переведён в Приморье начальником заставы в районе посёлка Барабаш.

В 1969 году поступил в высшую военную Академию имени Фрунзе, сейчас это Общевойсковая академия Вооружённых Сил Российской Федерации. По её окончании был направлен для прохождения дальнейшей службы на Чукотку.

– А что охраняют пограничники на Чукотке?

– Границу. Главным образом – морскую. Чтобы корабли иностранных государств не входили в нашу 12-мильную зону. Но проверка целостности снежного покрова тоже входила в наши обязанности. Была вероятность высадки с борта какого-нибудь судна иностранных разведчиков.

– Что их могло интересовать в заполярных снегах?

– Объекты ПВО, которых на севере в то время было очень много и которые очень интересовали американцев.

– Но вы завершили службу в Приморье?

– Да, в итоге я был переведён в Посьет заместителем начальника штаба. Там же остался начальником штаба, а потом стал начальником пограничного отряда.

Через границу

– Всегда ли граница была на замке?

– Уэлен на Чукотке – самая дальняя точка моей службы и самая крайняя точка, где расположена застава страны. Я служил в период, когда ликвидировали посёлок Дежнёв и вывезли чукчей с острова Ратманова. По легенде, чукчи с Уэлена по льду через Берингов пролив переходили на Аляску. Но это только по легенде. Там такая ледовая обстановка и морские течения, что пройти невозможно. Я много ходил там ногами и летал на вертолёте. Был на самом острове Ратманова. Точно вам скажу, что переход Берингова пролива пешком – легенда.

Кстати, уже при губернаторе Чукотки Абрамовиче проводилось мероприятие, в ходе которого наши чукчи смогли побывать на Аляске, а американские – у нас в Уэлене, и встретились с родственниками.

– Известно, что многие границы разделили людей. Вам приходилось сталкиваться с попытками нелегально перейти границу, чтобы навестить кого-то?

– Нет. На Кавказе это не принято и даже строго запрещено. На Чукотке – невозможно. А в Приморье таких случаев просто нет. Нарушители здесь это или случайно зашедшие люди, или целенаправленно засланные шпионы.

– А как отличить одних от других?

– Китайские корнёвщики – сборщики женьшеня и дикоросов – не заходят дальше 3-5 километров от границы. Браконьеры тоже не отходят от места, где водится добыча, обычно – лягушки. Корнёвщики и лягушечники действуют группами. Так мы их и распознавали.

А вот некоторые, причём всегда одиночки, переходили электронную систему и прорывались вглубь нашей территории. Одного задерживали даже в Уссурийске. Объясняли нарушители, что перешли границу, чтобы попасть в Россию. Шли в поисках лучшей жизни потому, что в Китае в середине прошло века жилось не так хорошо, как в нашей стране.

Но шли не там, где было бы удобно, а всегда в направлении приграничного укрепрайона или воинской части. Так мы их и отличали.

– Вам известно, что это были за личности?

– Про их звания я вам не отвечу. Однажды мы задержали двух китайцев – военнослужащих аж из Даляня – Дальнего. Китайцы пытались их отбить и в отместку хотели даже захватить наш наряд. Мне доложили, что с той стороны в нашем направлении выдвигается большая группа китайцев, и мы их обманули: подняв свой личный состав по тревоге, отправили его в одну сторону, а наряд из мёртвой непросматриваемой зоны вывезли на другой машине. Потом задержанных у нас забрали в Хабаровск представители более высоких органов. Кем были эти нарушители, я могу только предполагать.

Первые системы охраны – верёвочки с подвешенными консервными банками. Сейчас по-другому. Но вот служебных собак заменить нельзя.

– Вы упоминали электронную систему охраны границы. Она сильно изменилась за годы вашей службы?

– Когда я начинал службу, первые системы были верёвочками с подвешенными консервными банками и гремящими предметами. Услышав «срабатывание» устройства, пограничники, находящиеся в секрете, понимали, с какой стороны «сигнал». Сегодня граница охраняется радиолокационными и другими приборами, а том числе наблюдением с воздуха. Прогресс колоссальный.

Собаки лучше радаров

– Но служебные собаки попрежнему в строю. Их не получается заменить?

– По статистике, 60-65 процентов нарушителей задерживают при помощи служебных собак. Перекрыть электроникой всю протяжённость границы невозможно. И глубина этого покрытия не очень велика. Система показывает факт нарушения, а наряд пограничников отправляется проверять. Если даже нарушитель углубился на нашу территорию на несколько километров, он не уйдёт. Хорошая служебная собака способна взять след даже 6-часовой давности.

– В Приморье вы были начальником погранотряда. По вашим наблюдениям, наши отношения с Китаем сильно изменились?

– Я видел Дальний Восток до трений Хрущёва с китайцами. Тогда граница была, можно сказать, свободной. Китайцы говорили по-русски, хотя и не жили здесь. На берегу встречались наши рыбаки и их рыбаки, и они знали, как друг друга зовут, могли объясняться.

Мы никогда не думали, что события могут развернуться так, как произошло на Даманском. Хотя уже в 1967-68 годах случались стычки. Дрались на кулаках, выходили с дубинами – оружие было за спиной и не заряженное, с хлыстами по 2,5 – 3 метра, чтобы выталкивать китайцев с нашей территории. Но до стрельбы не доходило ни с той, ни с этой стороны.

– Как сегодня оцениваются те события?

– Остров Даманский российская сторона предлагала оставить нейтральным. Но китайцы проложили до острова дамбу, по которой можно передвигаться, и сделали там музей.

– А когда наступило «потепление» в отношениях?

– Каждый год проводились встречи между представителями наших и китайских пограничных служб. В 1985 году на очередной встрече в честь Дня Победы 9 мая принесли нам проспекты и сувениры. Я попросил передать подарки по официальному каналу через почту и МИД. Так они начинали устанавливать контакты с представителями нашей партии, пытались выстраивать отношения. А через год в 1986 году уже сам начальник пограничного управления лично поехал в Китай.

ДОСЬЕ

Виктор Рудяк

■ Председатель совета ветеранов Приморского погрануправления.

■ Службу на границе начал в 1956 году в Закавказье.

■ В 1958–1963  обучался в Московском пограничном училище. Потом в Академии имени Фрунзе.

■ Служил на Камчатке, Чукотке, в Тиличиках. Последнее место – начальник погранотряда в Посьете, Приморье.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах