Примерное время чтения: 8 минут
255

«Тупая, как угол»: почему травлю в школе и дома не замечают?

pixabay.com / pixabay.com

Половина российских школьников так или иначе подвергались травле, 32% жаловались на психологическую агрессию, 26,6% сообщили о толчках и побоях. 

Травля, происходящая в школьных кругах, отнюдь не безобидная ветрянка, а неоперабельный рак. 

С этим невозможно жить! 

«Жить с этим невозможно. Думать ты можешь только об этом. Но если кто-то заметит, как ты пытаешься это исправить, затравят ещё сильнее». Это цитата одной из участниц подросткового стендап-шоу «Кот Бродского», в рамках которого молодые люди рассказывают о прочитанных книгах и делятся своими проблемами. Создатель проекта Ольга Аристова собрала ребят по особому случаю.

«Ещё во Владивостоке решила, что буду делать подростковый формат на постоянной основе. А переехав в Москву, выяснила, что у подростков в книжном стендапе гораздо больше потенциала, чем у взрослых. Что касается травли, буллинга, то эта тема сейчас, увы, одна из актуальных. Прошлой осенью мы выиграли президентский грант, чтобы провести громкое подростковое шоу в столице»,– сказала она.

Выступление подростков на животрепещущую тему заинтересовало директора детского центра научных открытий «ИнноПарк» Светлану Моторину, автора книги «Травля. Со взрослыми согласовано».

«Светлана доказывает, что в этих ситуациях в 80% случаев виноват взрослый, который эту травлю допускает», – заметила Ольга Аристова.

«Я сама мама одного из пострадавших. Моего сына травили в первом и втором классах. Как результат, я уже три года исследую тему травли, ко мне каждый день приходят истории жертв, агрессоров, свидетелей, учителей, школьных психологов. Я собираю их и публикую. А потом огребаю море ненависти в комментариях. Ненависть основана на стереотипах, мифах, с которыми наше общество неизлечимо срослось»,– пишет на странице «Фейсбук» Светлана Моторина.

На шоу «Кота Бродского» о буллинге свои выступления представили девять участников. По словам исследователя, получилось не просто девять гомерически смешных выступлений, но практически рецензий, девять обращений к взрослым, каждое из которых наполнено смыслами.

Это не ветрянка 

Автор книги «Травля. Со взрослыми согласовано» благодаря выступлениям подростков развенчала стереотипы и мифы о буллинге, рождённые в основном взрослыми людьми.

Миф: травля закаляет

Отрывок из выступления Жени Цориевой. Поговорка «Всё, что нас не убивает, делает нас сильнее» воспитывает из нас терпил. Неужели вы думаете, что я скажу Наталье Ивановне на последнем звонке: «Спасибо, после Вашего прессинга я стала сильнее и теперь уверенно иду в будущее»? Скорее, я скажу чтото нецензурное.

Миф: ничего страшного, не обращай внимания, вот вырастешь и всё им докажешь

Отрывок из выступления Лизы Ладошиной. «Жертвам буллинга не у кого спросить совета, и они идут в интернет. А какие там советы? Примерно такие: „Вот он едет на тебя, как бульдозер, а ты, как трамвай, продолжай, как ехала, так и ехай, по прямой!“»

Миф: родители должны воспитывать в ребёнке стержень, чтоб мог ответить, дать сдачу

Отрывок из выступления Тима Конева. «Ребёнок часто не понимает, почему быть добрым равносильно быть глупым. Взрослые выбивают из детей это, оставляя неуверенность в себе».

Миф: где вы нашли таких учителей, которые травят? Не верю!

Отрывок из выступления Али Майдан. «В моей школе учителя могли затравить сильнее, чем одноклассники. Мне кажется, они собирались на планёрке и делились: «Сегодня я дала Маше задание начертить угол 180 градусов, а потом сказала, что она такая же тупая, как этот угол».

Миф: сам виноват, надо изменить поведение

Отрывок из выступления Васи Москаленко. «Буллинг редко основан на реальных проколах человека».

«Травля всегда запускается или допускается взрослыми. Учителем, который под смех всего класса приветствует девочку, вернувшуюся после месяца в больнице: «А, явилась? Отдохнула, наверное?» Мамой, которая говорит, что травят не зря, заслужила. Отцом, который советует, что надо в ответ бить в морду. Завучем, которая бежит мимо гикающей группы детей и явно слышит: «Катя – жирная корова», но ничего с этим не делает или включает бесполезное морализаторство о том, что обзываться плохо. Родительским комитетом, который считает, что дети должны сами разобраться. Директором, который говорит, что всё проверили, никакой травли нет, ребёнку показалось, а педагог со стажем. Чиновником, который нацеливает систему образования только на достижение результатов ЕГЭ, а эмоциональное состояние детей в школе вообще не видит приоритетом»,– резюмирует писатель и исследователь.

Впрочем, мнения бывают разные.

«В моей жизни, конечно, был буллинг, а у кого его не было? И когда об этом заходит речь, меня качает: с одной стороны, надо, чтобы дети прошли и прочувствовали это (хотя это жестоко)? Или защитить от этого в детстве, но потом страдать каждый раз во взрослом возрасте и ходить по психотерапевтам? В детстве это как ветрянка, достаточно легко проходит, мне так кажется»,– заявила в одном из интервью актриса Юлия Пересильд.

«Травля – это не ветрянка. Это неоперабельный рак»,– не соглашается Светлана Моторина.

Между прочим, учёные исследуют эту тему полвека. Большинство исследований сходятся в одном – травля калечит.

Родители и учителя – последние люди? 

По мнению ведущих психиатров страны и мира, травма в корне отличается от кризиса. Кризис – формирующий опыт, если личность, его пережившая, изначально обладает сильной психикой. Но психика нам в силу разных природных причин достаётся разная. Скольких людей травля довела до заниженной самооценки, до невозможности реализоваться, до решения уйти. Они просто слабаки? Возможно, но для них это ничего не меняет.

«Ребята-стендаперы с шоу «Кот Бродского» понимают, что такое травля, в разы лучше, чем взрослые. Их чувства по умолчанию настроены на распознавание насилия, они видят его там, где мы часто думаем, что это нормально»,– считает Светлана Моторина.

Во время шоу у мамы одного из выступающих широко открылись глаза. Участник поделился личной историей отношений с родителями, вспомнил, как ежедневное выполнение домашнего задания с ударами по лицу от отца и словесными унижениями от мамы было его «детским персональным адом».

«Мама была в зале. Она услышала. Возможно, впервые. После выступления состоялся разговор. И это, пожалуй, важнейший итог «Кота Бродского». Взрослый разговор взрослых подростков и их порой не таких уж взрослых родителей», – считает директор детского центра научных открытий «ИнноПарк».

Между тем многие подростки при совете говорить о травле родителям и учителям сказали, что это последние люди, кому они бы сообщили.

«Наши дети не доверяют нам – вывод должен заставить взрослых собраться. Но они доверились книжному стендапу, где с ними говорят на одном языке и ничего не требуют, кроме искренности. Юмор позволяет освещать самые сложные и неприятные темы, он парадоксальным образом заставляет услышать и осознать то, от чего в обычной жизни хочется в ужасе отвернуться», – подчеркнула Светлана Моторина.

Уполномоченный по правам ребёнка в Приморском крае Ольга Романова говорит, что ситуация у нас экстренная.

«Детей, которые как подвергаются травле, так и в ней участвуют, много. К буллингу подключаются и учителя. Такое положение дел – проявление крайне опасной угрозы, от которой не смогут защитить детей турникеты, охранники. Отчаявшийся подросток, у которого нет понимания родителей и учителей, может долго копить в себе обиду на окружающих. Но не бесконечно. Детям нужна духовная связь, понимание на эмоциональном уровне. И если ребёнок грустный, почему нельзя с ним просто поговорить? Почему родители не готовы потратить на это своё драгоценное время? Прийти на помощь?» – говорит Романова.

По вопросам буллинга обращайтесь в кризисно-адаптивный центр «Мир ребёнка», телефоны 8-800-2000-122 и 8 423 207-70-75.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах