aif.ru counter
25.02.2015 13:59
3242

Приморье может остаться без кедровых орехов

АиФ-Приморье №9 27/02/2015
Кедровые орехи.
Кедровые орехи. © / Николай Назаров / АиФ

Срочно остановить варварское разграбление Уссурийской тайги требуют промысловики края. Их обращения в прокуратуру, следственный комитет, ФСБ, таможенное управление, МВД и другие инстанции пока действия не возымели. Либо - ждите ответа, разбираемся, либо - нарушений нет.

Речь идёт о бесконтрольном вывозе ореха кедра (сосны корейской) в Китай. Причём, в таких количествах, которые в короткие сроки подорвут силы тайги - даров природы ни дикому зверю не останется, ни человеку. А добро на экспорт ореха в объёмах, в несколько раз превышающих разрешённую его ежегодную добычу приморскими арендаторами орехово-промысловых зон (ОПЗ), дают в краях, очень и очень далёких от мест произрастания нашего кедра.

Занятная арифметика

Две из таких лицензий выданы 6 ноября и 4 декабря 2014 г. Министерством индустрии и новых технологий Казахстана, упразднённым в ходе реорганизации правительства этой страны ещё 6 августа того же года. Одно - ТОО «АзияПродЭкспорт» - на 8 тыс. т., второе - на имя А. О. Орлаханова - тоже на 8 тыс. тонн Кроме того, на пунктах погранпропуска зарегистрированы ещё две лицензии: ООО «Зенит», Москва, на 1,8 тыс. тонн и на 1,077 тонн от Министерства промышленности и торговли Белгородской области. Итого почти 19 тыс. тонн. 

Кедровые орехи часто можно встретить на приморских рынках. Фото: Пресс-служба администрации Приморского края

Общая квота всех семи арендаторов лесных участков региона, получивших положительное заключение государственной экспертизы на заготовку кедрового ореха,  чуть больше трёх тысяч тонн - в пределах, о которых шла речь при окончательном запрете промышленной рубки кедра в 2011 г. Тогда акцент делался именно на аренду ОПЗ, что должно было положить конец хищническому разграблению леса. Речь-то велась о научно обоснованных объёмах изъятия биоресурсов. Видно, ставки оказались слишком высоки.

Возьмём, к примеру, казахскую лицензию «АзияПродЭкспорт». Срок действия -  с 6 ноября 2014 г. по 3 октября 2015 г. Заявитель зарегистрирован в Алма-Аты. Покупатель - «Продовольственная компания Хаочэн города Мэйхэкоу», КНР. Объём - 8 тыс. тонн неочищенного кедрового ореха. Заявленная стоимость - 4,4 млн долларов США.  При этом в заявлениях промысловиков по инстанциям говорится о десятках миллионов долларов. Меньше года работы, никаких забот с природоохранными мероприятиями и - в долларовые миллионеры.

Олег Юшкин. Фото: Из личного архива

«Всё ушло покупателю до китайского нового года, - уверен Олег Юшкин, председатель общественной организации охотников и рыболовов Красноармейского района «Сидатун». - Когда разрешали для личных нужд собирать 40 кг кедрового ореха на юге края и 60 кг на севере, не оговаривалось, себе пощёлкать или продать. Арендатор промысловой зоны платит 12,5 за кг ореха, есть урожай или нет. Миллион рублей - за аренду леса и три миллиона на противопожарные мероприятия, охрану, зарплату. От урожая до урожая четыре года - 16 млн рублей, такой расклад. 

Скупщики ничего этого не платят, те же китайцы нанимают «бабу Маню» за два-три рубля от кг, ставят цену выше, чем мы, и люди идут к ним, потому что выгоднее - всем зарабатывать на жизнь надо. Перекупщики взяли своё и ушли, а нас прокуратура долбит, налоговая... Нам распределили 82,3 т ореха в год. Если лимит не исчерпан, мы можем взять в благоприятный период, скажем, 246,9 т за три года. Мы эту продукцию сами продадим, мы сами получаем лицензии, на оформление которых уходит несколько месяцев. 

Кедровые орехи нельзя хищнически добывать. Иначе иссякнет урожай. Фото: АиФ/ Николай Назаров

И кто-то, видно, просёк выгоду, открыли через Москву несколько пунктов пропуска для доставки ореха в Китай, приезжают к нам с лицензиями на тысячи тонн. Собирают столько, что зверю сало нагулять не остаётся. Была хорошая идея давать возможность работать с орехом только арендаторам, но никто ничего не хочет платить, смысл аренды теряется».

Откуда орешки?

Приморские арендаторы в один голос утверждают, что законно добытый ими орех они полностью продают сами и в услугах перекупщиков не нуждаются. Тогда вопрос: как отчитываются заезжие экспортёры о легальности продукта? Чеками? Сложно представить чеки на покупку 19 млн кг ореха, выданные непонятно кем.

«Закуп кедрового ореха у населения незаконен, - рассказал «АиФ - Приморью» в самый разгар осеннего сбора ореха в ответ на возмущение читателей понаехвашими скупщиками Алексей Карасёв, руководитель одной из заготовительных баз края. - Мы этим не занимаемся, работаем в своих промысловых зонах. Люди, которые хотят заработать на орехе, должны официально трудоустроиться. Такие арендные зоны есть в Кавалеровском, Чугуевском, других районах, на Бикине большая аренда».

Уже повод разобраться, откуда орех, как он легально уходит за границу, не вызывая нареканий компетентных органов. Даже чиновники задаются подобными вопросами.

«Как таковых, нормативов сегодня нет, - говорит Павел Фоменко, координатор программ WWF России по сохранению биоразнообразия. - На совещании с министром природных ресурсов Донским (он 17 февраля подписал во Владивостоке соглашение о стратегии по сохранению амурского тигра - авт.) вице-губернатор Сидоренко поднимал проблему сбора кедрового ореха без учёта интересов сохранения дикой природы. Предлагается наладить элементарный контроль за процессом, определить места и сроки сбора ореха. То, что сейчас происходит в лесу, - вакханалия».

«Аукционы на промышленный сбор дикоросов в крае проводились в 2008-2009 гг., официальное право на это получили семь арендаторов, - поясняет Сергей Тимофеев, представитель партнёра законного промысловика. - Тут приезжают варяги и предъявляют лицензии на объёмы больше, чем у них всех вместе взятых! Даже у общины малочисленных народов «Тигр» в Пожарском районе квота чуть больше полутоны, а они этим живут и, конечно, возмущены, что тайгу фактически разрешили грабить.

Приморские волонтёры высаживают кедр. Фото: АиФ/ Алиса Плюхина

На этой неделе на запрос Тимофеева пришёл ответ из администрации президента России. В нём говорится, что к разбирательству подключили администрацию Приморского края и Минпромторг что «кедровые орехи являются ценным трудновосполнимым биологическим ресурсом и при организации промышленного сбора и заготовки подлежат государственному регулированию с целью сохранения популяции». И что «кедр корейский не произрастает на территории республики Казахстан, соответственно, его оборот не подлежит государственному регулированию в республике».

Пока идёт переписка, «казахский» орех, судя по ответам Дальневосточного таможенного управления, уже убыл. При этом «признаков нарушения таможенного законодательства... не усматривается». Как бы при таком разнобойном подходе не только орех окончательно не «прощёлкать», но и зверьё, что им кормится, а за ним и тигра, которого министр природных ресурсов приезжал спасать.

Мнение власти
Евгений Зотов, председатель комитета по продовольственной политике и природопользованию краевого Заксобрания: «То, что к нам за орехом приходят с лицензиями из регионов, где кедр вообще не растёт, - повод реагирования правоохранительных органов, надо разбираться. В любом случае такие объёмы серьёзно подрывают кормовую базу для таёжного зверя, создают угрозу его существованию. Да и на законный промысел должны иметь приоритетное право жители края, надо поднимать местного производителя, дать ему заработать.

Мнение эксперта
Борис Преображенский, председатель координационного совета по экологическим проблемам Приморья: «В данном случае без злоупотреблений не обошлось. И почему вдруг Казахстан даёт лицензию на наши угодья? При таком сборе наносится непоправимый ущерб природе, у кедра колотушками сбивают кору, он сохнет. Выбивают подлесок, вред откровенный, идёт тотальное уничтожение леса.

Смотрите также:

Оставить комментарий (6)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество