aif.ru counter
150

Житель Владивостока рассказал об ужасах Сталинграда

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19. АиФ-Приморье 08/05/2013
Фото: Татьяна Григорьева

Владивосток, АиФ-Приморье. Сталинградское сражение называют одной из самых значимых и в то же время кровопролитных битв Великой Отечественной. Житель Владивостока Вениамин КОСТЯЕВ совсем юным оказался в пекле того сражения, и у него свой послужной счет пребывания на той войне.

Все четыре года четырнадцатилетний подросток жил в Сталинграде и вместе со взрослыми стойко переносил голод, холод, бомбежки. Помогал матери и трудился на пользу фронта. 

Смерть ходила рядом

В.К.: Война ворвалась в мирную жизнь неожиданно. Сначала - тревожные сводки, а потом - эшелоны раненых, которых везли и везли. В здании нашей школы разместился госпиталь. Раненым не хватало мест, и детвора училась по 7-8 человек на квартирах. Но все это закончилось, когда фронт в 1942 вплотную подошел к городу.

Досье
Вениамин Костяев родился 19 июня 1927 г. В 1952 г. окончил Саратовский юридический институт. Работал в Сталинграде, потом переехал во Владивосток. Был прокурором Ленинского района. Сейчас - на заслуженном отдыхе. Много читает, увлекается историей. Имеет медаль «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны» (указ от 6 июня 1945 г.).

«АиФ-Приморье»: Что было для вас, подростка, самым страшным в те дни?

В.К.: Начались массированные бомбардировки Сталинграда. Несколько сотен самолетов неделю, как черная туча, зависали в небе. «Юнкерсы» летели со страшным воем и сбрасывали бомбы. От налетов вражеской авиации все прятались в подвалах домов или земляных убежищах. На открытых площадках горожане и беженцы становились удобной мишенью.

Мы с мамой вырыли укрытие, сверху которого уложили бревна. При воздушных налетах мать командовала: «Подушки на голову!» - оттого, что при взрывах бревна приподнимались и могли ударить по голове.

В Сталинграде были уничтожены целые кварталы. Больше всего пострадали районы вокзала, набережные Волги. Помню, как беженцы спешили переправиться на другой берег, и во время налетов бросали свой скарб. Чемоданы и ящики валялись вперемешку с убитыми.

«АиФ-Приморье»: Осада города продолжалась пять с половиной месяцев...

В.К.: И всё это время было очень голодно. Только когда Красная армия переломила ход сражения, нам стало чуть легче. И потом, когда уже окруженным немцам с самолетов сбрасывали продукты, наши зенитчики, сбивая транспорты, делали неожиданные подарки съестного нам.

Ответ Сталинграда

«АиФ-Приморье»: Армия сражалась, а чем занимались горожане?

В.К.: Мы, мальчишки, конечно же, рвались на фронт, но нас определили на работу в городе.

С начала на какое-то время нас, пару сотен детей и подростков, отправили в район Волго-Донского канала. Там на полях заводов «Красный Октябрь» и «Баррикады» мы выращивали овощи. Потом стало понятно, что война пришла надолго и нам нашли более серьезную работу. Шил чехлы для орудий, обувь для заводчан, а потом нас перевели на Сталинградский тракторный завод. Здесь я работал помощником бригадира - подносил к конвейеру детали и механизмы для танков. Работа была тяжелой, но никто не делал скидок на возраст.

«АиФ-Приморье»: Наверное, непросто было выдержать такую не только физическую, но и моральную нагрузку?

В.К.: Враг не только пытался стереть с лица земли город, но и заваливал его листовками. Помню одну из них, которая, по заверению фашистов, являлась пропуском в «лучшую жизнь». Никто этим уловкам врага, конечно же, не верил. И огромной радостью для всех нас стало освобождение города. На заводском дворе танки стояли повсюду, а на их башнях мы писали: «Ответ Сталинграда». Я тоже старательно выводил кисточкой буквы. Боевые машины направляли на фронт. С этого нашего конвейера сошло около 6 тысяч танков.

«АиФ-Приморье»: Ненависть к врагу помогала выстоять?

В.К.: Мой отец пал смертью храбрых 18 августа 1943-го в селе Богородичном Донецкого района. Мое письмо, которое я отправил 12 августа, вернулось с пометкой, что он погиб. А весточка с фронта, которую отец написал 12 августа, дошла. Как еще можно было мне, его наследнику относиться к врагам?

Однажды на моих глазах мой сверстник подобрал автомат на руинах и заливаясь слезами палил по пленным немцам. И никто его не осудил, потому что в ответ прозвучало: «Это они, сволочи, убили мою семью».

Сила искусства

«АиФ-Приморье»: Что осталось горожанам в наследство, когда фронт ушел на Запад?

В.К.: Даже когда город освободили, не всё было так спокойно, продолжалась пальба. Вскоре мы решили отыскать свой дом, но на его месте обнаружили только уцелевший фундамент. А весь двор был завален ящиками от реактивных снарядов для «Катюш». Как выяснилось потом, отсюда вели огонь по врагу наши артиллеристы. Жителей Сталинграда осталось мало. На нашей улице Брянской так никто и не появился.

«АиФ-Приморье»:  С чего начинали свое строительство мирной жизни?

В.К.: В начале 1944-го в одной из сталинградских газет появилось объявление о том, что в городском театре не хватает актеров. Мужские роли приходится исполнять женщинам. Доходило до того, что во время спектакля у дам отваливались усы, а в зале стоял хохот.

Был объявлен набор в студию, а главное молодым актерам обещали кормить и платить стипендию. Из 200 претендентов отобрали 12, в том числе и меня. Сталинградским театром им. М. Горького тогда руководил Сергей МАЙОРОВ.

На снимке конца 30-х годов: семья Костяевых

«АиФ-Приморье»: Готовы вспомнить свой дебют на подмостках?

В.К.: По вечерам я учился актерскому ремеслу и вместе с другими был занят в массовках. В пьесе Леонида МАЛЮГИНА «Старые друзья», которая рассказывает трагическую историю о выпускниках военных лет, я исполнил роль Шуры ЗАЙЦЕВА. Мой герой вернулся с фронта без руки. Кстати, сейчас этот спектакль идет во Владивостоке в театре молодежи.

«АиФ-Приморье»: Разве в послевоенной разрухе кому-то было дело до спектаклей?

В.К.: Вы знаете, люди охотно шли в театр, и на спектаклях зал всегда был полон. Здесь, кстати, я познакомился со своей супругой. А на нашей сцене играл вместе с Иваном ЛАПИКОВЫМ и Николаем РЫБНИКОВЫМ. Эти настоящие народные кумиры - тоже из поколения обожженного войной. Понимаете, как им хотелось жить, любить и творить? Вот откуда их жажда жизни, энергетика и сила. А народными они становились потому, что знают настоящую цену простым, казалось бы, вещам.

«АиФ-Приморье»: Каким стал для сталинградцев день окончания войны?

В.К.: День Победы я встретили на центральной площади Сталинграда. Все пели, танцевали, поздравляли друг друга, целовались. Просто безумное ликование! А главное - каждый был счастлив, что дождался, не замерз, не погиб, не сгинул.

В этом году мы отметили 70-летие Сталинградской битвы. Для меня это не просто дата, а целая жизнь. Но юбилейной медали, так и не получил. Как сообщили в совете ветеранов Волгограда, для этого надо восстановить документы, подтверждающие, что я работал в годы войны. Но кто тогда думал об этом?

«АиФ-Приморье»: Сейчас повсюду появляются советы «Дети войны». Как думаете, чего не хватает представителям старшего поколения?

В.К.: Не хватает заботы и внимания. Они приходят в свое собственное сообщество, чтобы это найти. Их нельзя испугать бедностью, и они умеют от души веселиться и жить в ладу с собой. Вместе им легче переносить новые напасти.

Общество разобщено и, к несчастью, становиться разнузданным и бессовестным. Оно не ценит жизнь, как дар. И у этих людей есть моральные принципы, и есть стержень. Они не умеют сдаваться. Эти люди сейчас - совесть мира. А еще мои ровесники, те, кто узнал войну, - ниточка, связывающая поколения. Ее нельзя оборвать.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах